ДДТ — Евгений

Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил, и лучше выдумать не мог.
Его пример – другим наука, но, Боже мой, какая скука,
С больным сидеть и день, и ночь, не отходя ни шагу прочь.
Какое низкое коварство – полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять, печально подносить лекарства,
Вздыхать и думать про себя - когда же чёрт возьмёт тебя?

    D   Em      C    G         D    Em     C     G   
Немного ел, немного пил – в плену иллюзий жил Евгений.
         Em     C     G     D     Em    C      G
И дядин труп давно остыл среди причудливых растений.
       Em      C  G       D       Em  C     G
Он поливал их иногда – герань, гортензии, алоэ.
          Em        C     G       D     Em      C  G
Евгений, гроб – их было двое, и дней спокойных череда.
         C                          Hm
Звенела мелочь по карманам, росли ракеты и свекла,
          Am
Неспешно кровь бойцов текла в деревни наши из Афгана.

Генсеки дохли каждый год, в очередях с утра стояли
Герои чугуна и стали — сорокаградусный народ.
Короче, жили налегке, как Пушкин, солнышко светило.
Онегин, сидя на толчке, мог наслаждаться тем, что было.
Татьяна редко заходила, поднять пыталась член и дух,
Она Евгения любила, но он инертен был и глух.

Но либералы, Горбачёв, их жизнерадостные трели
Взорвали мозг, сказав почём в плену иллюзий жил Евгений.
И разливался плюрализм, и герменевтика вещала,
Что скоро будет новый «изм» – маршировать для счастья мало.
Но объяснить никто не смог нам про ответственность свободы.
Пока все пели под шумок, украли углеводороды.

Потом всему пришла хана – сгорел Союз, развал и горечь,
Жевала «Сникерсы» страна, у власти вновь жирела сволочь.
Евгений тихо отползал, бежав с окопов перестройки,
Он тонко чувствовал и знал апокалиптичность русской тройки.
Гроб выл, чесался по ночам, с утра страдая паранойей,
Онегин глух к чужим речам, беседы вёл с самим собою.

О том, что с правдой слита ложь, порядка нету и морали,
О том, что делай всё, что хошь, но делать что – не рассказали.
Как отказаться от гробов, что в головах засели странных?
Как без кисельных берегов? Как без молочных рек из крана?
Чуть не забыл я про Татьяну – она учителем была,
С Евгением, дурным и пьяным, с трудом, но иногда жила.
Когда настали перемены, пошла работать в магазин.
Её, бесчувственной к изменам, увез в Дубай один грузин.

Но потихоньку извели апологетов перестройки,
Гробы на кухнях зацвели в плену восточной новостройки.
И перепуганный народ решил - пусть лучше будет Путин.
Убрали новый поворот, вернулись к старой доброй жути.
Переписали, как всегда, гробы, историю, колени,
Герань, гортензии, Евгений, за дядю пили иногда.
А он столетия, как живой, в цветах, привычно чем-то пахнет,
На этом всё, пока не жахнет Господь по нам иной судьбой.

Ай, да Пушкин! Ай, да сукин сын!
Стань как Пушкин, не ссы.
Ай, да Пушкин! Ай, да сукин сын!
Стань как Пушкин, не ссы.

Ай, да Пушкин! Ай, да сукин сын!
Где же кружка? Не ссы.
Ай, да Пушкин! Ай, да сукин сын!
Стань как Пушкин, не ссы.

ДДТ - список песен по алфавиту
ДДТ - список песен по альбомам
Просмотров: 99