Щербаков — Мои ракеты

D          A7
Что, что, что, что ещё такое там белеет? Боже мой!
          D  
Фрегат испанский трёхмачтовый, всё по тексту, вот те на.
        A7
Однако жаль, судовладелец, ибо если ты за мной,
         D                          D7
То на взаимность не рассчитывай, прошли те времена.
            Gm
Давай друг друга по плечам не бить и вздора не молоть.
         Dm
Хоть салютуй из всех орудий, хоть лавируй, хоть табань,
           A7
Хоть в адмиралы запиши меня вне очереди, хоть
    B7            A7          D  
Озолоти - не сяду я в твою лохань.
          A7
Конец прыжкам, выпит пунш, гимны спеты, 
          D7
Но тем верней в потайных кладовых
           Cm         D7          Gm       Bm
Блестят, уставив в облака свои зеркальные бока,
        F         A7              D  F#7   Hm
И разрешают мне дышать от сих до сих мои ракеты.
         G           A7         D               F#7 Hm
Замена счастию, как выразился классик, лишь мощь и власть их -
         Gm             A7      D 
Теперь оплот последних чаяний моих.

Кто, кто, кто, кто ещё такой с грузовика, поверх голов,
Почти поёт, поворотясь к потенциальным бунтарям,
Что надо действовать, терьям-терьям, как он, среди орлов,
А не бездействовать, как я, сродни ужам, терьям-терьям?
Шурум-бурум, душеспаситель, разглагольствуй, завывай.
Стань пролетарием всех стран и корифеем всех наук.
Ужей брани, орлов приветствуй, но меж тем не забывай:
Где есть ужи - там нет гадюк.
И даже твой силуэт на монетах 
Не означает, что ты божество.
В том важный может быть момент для собирателя монет,
Но поглядел бы он, как много есть всего в моих ракетах.
Какой сезам для развитого нумизмата. Сребро и злато.
Виват и браво, если ж в рифму, то - браво.

Чем, чем, чем, чем ещё таким увлечь пытается меня
Земля, где каждый век шумит о новой правде для детей,
Какая будто бы объемлет план судеб и злобу дня,
И поражает новизной, и всех румяней и белей?
И каждый раз под этот гвалт я пробуждаюсь ото сна,
И выхожу в открытый космос, и вплотную, без помех,
На правду новую смотрю, и убеждаюсь, что она
Стара как смерть, страшна как смертный грех.
И, словно шпильман к своим флажолетам, 
Или к монбланам своим скалолаз,
Или Панург и иже с ним - к баранам нашим и чужим,
Я неизменно возвращаюсь каждый раз к моим ракетам.
В кривое зеркало, где вещь двоится, мнётся, дробится, рвётся -
И лишь затем уничтожается как класс.

Щербаков - список песен по алфавиту
Щербаков - список песен по альбомам
Просмотров: 112